Начинается...

Обеспеченность ресурсами углеводородов – главный фактор социально-экономического и инфраструктурного развития российской Арктики

Обеспеченность ресурсами углеводородов – главный фактор социально-экономического и инфраструктурного развития российской Арктики

У. С. СЕРИКОВА – к.т.н., доцент РГУ нефти и газа (НИУ) имени И. М. Губкина
Д. Ю. СЕРИКОВ – к.т.н., доцент РГУ нефти и газа (НИУ) имени И. М. Губкина

В статье рассматриваются ключевые вопросы развития Арктической зоны Российской Федерации: необходимость особой экономической политики, создание территорий опережающего социально-экономического развития в Арктической зоне; актуальные вопросы международного и межрегионального сотрудничества бизнес-ассоциаций северных территорий и зоны Арктики; конкурентные преимущества Арктической зоны и новые точки роста; инновационное предпринимательство как основа альтернативной экономики Крайнего Севера России в условиях нового витка освоения Арктики.

Россия располагает самым протяженным и наибольшим морским шельфом в Арктике. Почти все пространство Арктики расположено на блоке дорифейской континентальной коры. Последующие события (рифтогенез, формирование зон каледонид, мезозойский тектогенез, раскрытие океанических котловин и др.) определили формирование современной структуры этого региона. В пределах арктического шельфа выделились два крупных блока земной коры. Евразийский, Норвежско-Баренцево-Карский, блок охватывает одноименные моря, западную часть моря Лаптевых, архипелаги и острова (Шпицберген, Земля Франца-Иосифа, Северная Земля, Новая Земля и др.). Амеразийский блок включает восточную часть моря Лаптевых, Восточно-Сибирское море с Новосибирскими островами и Чукотское море с островами Врангеля и Геральда. Блоки разделены рифтовой зоной подводного хребта Гаккеля, ответвлениями этой зоны на юге, а также смежными с хребтом глубоководными котловинами. На режим и особенности нефтегазоносности выделенных в пределах этих блоков осадочных бассейнов существенное влияние оказывал рифтогенез.

Указом Президента РФ В. В. Путина № 296 от 2 мая 2014 года «О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации» определены границы Арктической зоны РФ(АЗРФ). Самая южная точка Арктической зоны (61,81° СШ, 174,48° ВД) расположена на южной границе Беринговского района Чукотского автономного округа в 502 километрах южнее Полярного круга. В центральной части России самая южная точка Арктической зоны (62,11° СШ, 84,27° ВД, на 468 км южнее Полярного круга) относится к Ямало-Ненецкому автономному округу (ЯНАО). Вместе с тем самая северная точка Арктической зоны (69,55° СШ, 99,32° ВД) находится в Красноярском крае в 357 км севернее Полярного круга (рис. 1).

Основные запасы и ресурсы УВ России расположены в условиях криолитозоны, которая распространена на двух третях территории страны. В целом за последние 45 лет из недр Арктики России, США, Канады и Норвегии извлечены гигантские объемы УВ, превысившие 20 млрд т н. э. (состояние на 01.12.2015), из которых около 86,4% добыто в АЗРФ, а 13,1% – на Аляске (рис. 2). При этом жидкие УВ составляют 19,7%.

В добываемых УВ АЗРФ превалирует газ, однако наблюдается тенденция роста доли нефти и конденсата – с 8,8% в 1990 году до 13,6% в 2014 году. Максимальная доля добычи газа АЗРФ по отношению к общероссийской 90% была в 1995 году, а по отношению к мировой 27,6% – в 1991 году. В 2014-м эти доли снизились соответственно до 80,6% и 15,2%. По общепризнанным оценкам российских экспертов добыча газа и нефти, АЗРФ имеет огромную базу для дальнейшего роста.

Территория Сибирского сегмента АЗРФ, являющийся, северной, преимущественно газоносной частью единого гигантского нефтегазоносного Западно-Сибирского бассейна – одной из главных перспективных направлений геологоразведочных работ на нефть и газ на территории суши России. По официальным данным, [1;2] начальные ресурсы газа на территории ЯНАО равны 147 трлн м3, из которых добыто лишь 11,6%, а текущие запасы категорий С1+2 – 44,5 трлн м3, что составляет 30,3% от начальных ресурсов (рис. 3).

Континентальная Арктика Российской Федерации

Рис. 1. Континентальная Арктика Российской Федерации (КАРФ). В квадрате - Сибирский сегмент КАРФ. РС - Полярный круг; АZ - Южная граница КАРФ

Добыча углеводородов в Арктике

Рис. 2. Добыча углеводородов в Арктике

Первое Тазовское месторождение в этом регионе было открыто в 1962 году. Всего на суше и прилегающей акватории открыто 234 месторождения углеводородов (73 разрабатываются и 19 подготовлены к разработке), включая уникальные и крупные: Уренгойское, Ямбургское, Медвежье, Заполярное, Бованенковское, Харасавэйское, Русановское, Ленинградское, Каменномысское-море, Юрхаровское и другие. С 2009 года наблюдается значительный рост добычи нефти – до 74,3 млн т в 2014 году, обусловленный главным образом вводом в разработку Ванкорского месторождения (расположено в Заполярье).

Добыча газа в регионе началась в 1972 году на Медвежьем НГКМ, открытом в 1967 году с максимальным уровенем газодобычи около 75 млрд м3 в 1983 году. Гигантские Уренгойское, Ямбургское и Медвежье месторождения с суммарными начальными запасами около 18 трлн м3 долгие годы обеспечивали основной объем газодобычи СССР и России. В 1990–1992 годах добыча газа на трех гигантах была близка к 500 млрд м3, а накопленная добыча к началу 2015 года составила около 11 трлн м3. Разработка более глубоких горизонтов и освоение новых месторождений: Заполярное (с 2001 года), Юрхаровское (с 2003 года), Южно-Русское (с 2007 года), Бованенковское (с 2012 года) и другие вывели этот регион на первое место в газодобыче в России [3;5].

В настоящее время ключевыми вопросами развития Арктической зоны Российской Федерации являются следующие:

  • Необходимость особой экономической политики в Арктической зоне;
  • Создание территорий опережающего социально-экономического развития в Арктической зоне;
  • Актуальные вопросы международного и межрегионального сотрудничества бизнес-ассоциаций северных территорий и зоны Арктики;
  • Конкурентные преимущества Арктической зоны и новые точки роста;
  • Инновационное предпринимательство как основа альтернативной экономики Крайнего Севера России в условиях нового витка освоения Арктики;
  • Анализ влияния неблагоприятных производственных факторов на здоровье населения в Арктической зоне, актуальность разработки мероприятий, направленных на снижение профессиональных патологий, обусловленных работой в тяжелых климатических условиях;
  • Воздействие экономических санкций на развитие арктических территорий.

Рис. 3. Динамика добычи нефти (с конденсатом) и газа: а – в ЯНАО и других регионах КАРФ; б – доли КАРФ и ЯНАО в российской и мировой добыче нефти; в – доли КАРФ (ЯНАО) в российской и мировой добыче газа; г – динамика объемов добычи газа в АЗРФ (ЯНАО), России, СССР – СНГ и других регионах мира.

В настоящее время в экономике Арктики возникли многочисленные вызовы: повышенные затраты на производство и обеспечение жизни на Севере, 50% износ основных фондов, негативные демографические и миграционные тенденции, несовершенство законодательства в сфере науки и инноваций, обострилась кадровая проблема. У каждого региона, принимающего участие в промышленном освоении Арктики, есть особый сдерживающий фактор, однако общим для всех, помимо кадровой проблемы, являются экологические риски. Совершенно очевидно (об этом неоднократно заявляли и Совет, и Ассоциация полярников России), что главной целью работы в Арктике является разработка ресурсной – газовой и нефтяной – базы. Совсем недавно в Карском море было открыто новое месторождение легкой нефти, получившее название «Победа», однако в условиях международных санкций разведывательные работы и промышленную разработку придется осуществлять практически без привлечения зарубежных компаний, располагающих современными оборудованием и технологиями [4].

Одним из основных вопросов является утверждение особого режима экономической деятельности, внедрение дополнительных мер стимулирования инвестиционной деятельности, в том числе дифференцированное налогообложение, предоставление налоговых каникул и таможенных льгот для действующих в Арктике компаний. Необходимо предусмотреть проекты и меры стимулирования в области инновационной деятельности, интеграции гражданской и оборонной науки и производства, в том числе через создание и развитие научно-производственных кластеров, развитие в Арктике субконтрактации крупных корпораций с малым бизнесом.

Арктическая нефть является очень дорогим продуктом, поэтому нефтегазодобытчики ищут способ снизить налоговую нагрузку, нуждаются в специальных налоговых режимах для реализации проектов на шельфе и в освобождении от ввозных и вывозных пошлин. Эти инициативы сейчас рассматриваются Правительством России и благодаря лоббированию со стороны крупных холдингов, вероятно, будут реализованы.

Особенность реализации проектов на Арктическом шельфе – большие затраты на геологоразведочные работы, долгий период выхода на рентабельность. Таким образом, проект оказывается рентабельным при цене нефти марки «Юралс» 85–90 долларов за 1 баррель.

Минприроды России предлагает выдавать частным компаниям лицензии на поисковые работы на Арктическом шельфе; главным критерием отбора станет наличие технологических и финансовых возможностей для ведения работ.

В России формирование новых промышленных районов в Арктике зависит от ресурсной специфики страны. Их спецификой является появление в новейшее время, в период экономической открытости страны и реализации масштабных реформ, связанных с переходом национальной экономики от административно-плановой системы к социально-рыночной. С целью уверенного формирования новых промышленных районов в Арктике Россия вкладывает значительные средства в определение внешней границы континентального шельфа.

Границы будущих морских промышленных районов зависят от качества и надежности оценки внешней границы российского Арктического шельфа. Государство, вкладывая средства в определение собственности на шельфе путем инновации и геологоразведки, поощряет общественную и научную дискуссию о его будущем промышленном использовании.

Новые промышленные районы в российской Арктике можно разделить на перспективные для международного сотрудничества и на имеющие для международного сотрудничества пока слабый потенциал из-за трудных океанических и геологических условий, суровых условий освоения, отсутствия необходимых технологий. В данный момент в этих районах проводятся геолого-геофизические разведочные работы.

По расчетам «Роснефти», до 2020 года потребность уже запущенных шельфовых проектов составит 49 добывающих платформ и 203 подводных окончания общей стоимостью почти 2 трлн рублей. Существенный вклад в обеспечение нефтегазового комплекса необходимым оборудованием могут внести предприятия военно-промышленного комплекса (ВПК) России.

Главное при освоении арктических шельфовых районов – добиться не столько линейных, сколько синергетических эффектов, обеспечивающих диверсификацию и создание условий для устойчивого социально-эколого-экономического развития указанных проектов.

Важная, принципиальная черта шельфовых проектов по освоению месторождений углеводородного сырья – невозможность решения проблем исключительно в рамках подходов, ориентированных только на коммерческую эффективность. По оценкам специалистов, прямой экономический эффект от освоения Арктического шельфа составит к 2030 году 8 трлн рублей, при этом косвенный социально-экономический эффект должен составить более 1,1 трлн рублей. В то же время для освоения Арктического шельфа потребуется до 500 млрд долларов в период до 2050 года. Таким образом, до 2030 года потребуется не менее 210 млрд долларов (при условии, что 1 доллар равен 40 рублям, в постоянных ценах это составит не менее 8,5 трлн рублей).

Эффективность от введения в действие арктических шельфовых месторождений не будет столь велика по сравнению с прямым экономическим эффектом (от 0,5 до 1 трлн рублей согласно оптимистичному сценарию). Наиболее реальным финансовым вариантом станет выход шельфовых проектов лишь на нулевую точку безубыточности к 2030 году.

В результате такого подхода Россия может получить внешние эффекты – развитие собственной промышленности для технологического обеспечения шельфовых проектов; испытанное в деле оборудование, созданное на основе оригинальных конструкторских и инженерных решений; шанс освоения Арктического шельфа для разработки новых технологий, создания высокопроизводительных рабочих мест, повышения технологического уровня российской экономики.

Таблица 1. Характеристики новых нефтегазовых промышленных районов на шельфе российской Арктики

Характеристики новых нефтегазовых промышленных районов на шельфе российской Арктики

В России и за рубежом после открытий месторождений нефти и газа до промышленной стадии добычи проходит обычно 15–20 лет. Существуют излишние административные барьеры на пути недропользователей, желающих участвовать в разработке месторождений углеводородов шельфа. Отсутствуют финансовые стимулы для крупных корпораций по привлечению малого и среднего промышленного бизнеса. Этот барьер связан с несовершенством нормативной базы. Отсутствие в Российской Федерации необходимого оборудования и дорогостоящих технологий также не повышает экономическую эффективность этих проектов.

По некоторым исследованиям, каждый доллар, вложенный в шельф, генерирует порядка 7–8 долларов в других отраслях экономики, а полученный интеллектуальный продукт – результаты геофизических и других работ – могут быть интересны другим агентам экономики (так называемая мультиагентская модель). Таким образом, крупные корпорации, прежде всего нефтяные и газовые, в силу их инвестиционной обеспеченности и кредитоспособности заявляют, что могут развить на арктических территориях промышленное производство бурового и геологоразведочного оборудования, а вслед за этим по цепочке последует развитие других отраслей – металлургии, химии, радиоэлектроники.

Освоение нефтегазовых ресурсов Арктики, должно рассматривается параллельно с развертыванием инновационных процессов и решением задач социально-экономического развития северных и восточных районов страны. Районы Арктики сильно различаются объективными условиями хозяйственного развития и проживания людей.

Так, на Крайнем Севере возможен только вахтовый метод работы, а Арктика вовсе не подходит для сколько-нибудь значительного заселения. Велики различия в удельных затратах на обустройство населения, создание объектов производственной и социальной инфраструктуры, поэтому к градостроительной политике, к организации системы расселения в этом регионе предъявляются особые требования.

Приспособление общей хозяйственной деятельности к экстремальным климатическим условиям Севера и Арктики означает территориальную привязку типовых проектов с учетом условий удорожания строительства, использование основ зонального проектирования в градостроительстве, разработку и использование техники в северном исполнении, а также минимизацию вспомогательных и обслуживающих производств, широкую технологическую кооперацию.

В качестве экономических основ стратегии развития Арктики является использование и развитие ресурсной базы Арктической зоны Российской Федерации, способной значительно обеспечить потребности в углеводородных ресурсах. Для достижения этой цели необходимо изучение континентального шельфа и прибрежных территорий, подготовку запасов углеводородного сырья к освоению, формирование резервного фонда месторождений в Арктической зоне Российской Федерации, гарантирующего энергетическую безопасность страны и устойчивое развитие теплоэнергетического комплекса в период замещения падающей добычи в районах традиционного освоения.

Для освоения лицензионных участков «Роснефти» на Карском море предполагается заказать 27 платформ гравитационного типа.

В настоящее время для проекта уже заказано 16 специализированных судов различного класса. Всего в ходе первого этапа освоения Карского моря будет заказано более 50 судов ледового класса, буровых судов, трубоукладчиков, судов обеспечения. Потенциальные ресурсы перспективных объектов «Роснефти» на шельфе Карского моря составляют 11 трлн м3 газа – это четверть общих ресурсов компании на шельфе [4].

Началась промышленная добыча нефти на Хоседаю-Неруюском и Северо-Мукеркамыльском месторождениях нефтегазовой компанией «Горный». В настоящее время компания приступила к коммерческой добыче нефти, в работе находятся пять эксплуатационных скважин: четыре – на Хоседаю-Неруюском и одна – на Северо-Мукеркамыльском месторождениях. Нефтегазовой компанией «Горный» были открыты и оформлены лицензии на добычу нефти на трех месторождениях в границах СевероВоргамусюрского участка недр (юг Ненецкого автономного округа на границе с Республикой Коми): Нерутынское, Хоседаю-Неруюское и Северо-Мукеркамыльское. Масштабные геолоо-разведочные работы, сейсмические исследования по заказу НК «Горный» провело ОАО «Нарьян-Марсейсморазведка», бурение четырех поисковых скважин выполнило ОАО «Усинскгеонефть». Общий объем балансовых запасов нефти трех месторождений по категории С составляет 6,8 млн т, по категории С2 – 21,9 млн т нефти.

Полномасштабная разработка Западно-Мессояхского и Восточно-Мессояхского месторождений на Гыданском полуострове начнется в конце 2015 года и займет 35 лет.

Бурение первой эксплуатационной скважины началось 5 мая 2012 года, а 18 сентября была получена первая нефть, ее образец нефтяники подарили жителям района как символ сотрудничества и залог будущего благосостояния. В 2013 году компания «Газпром нефть» выделит 16 млн рублей на поддержку коренных жителей Тазовского района. По словам представителя компании «Газпромнефть», с выходом на промышленную мощность финансирование социальных программ будет увеличено. Разработку месторождений будут вести ЗАО «Мессояханефтегаз», совместное предприятие «Газпромнефть» и ТЖ-ВР. Извлекаемые запасы нефти Западно-Мессояхского и Восточно-Мессояхского месторождений оцениваются в 620 млн т. Основная часть запасов приходится на тяжелую, высоковязкую нефть. Мессояхские месторождения были открыты в 80-е годы прошлого столетия и являются самыми северными из известных нефтяных месторождений России, находящихся на суше.

С учетом современного технологического уровня отечественной промышленности и скорости реализации проектов по созданию собственных разработок и производств локальные эффекты от реализации нефтегазовых проектов в Арктике и получение комплексного эффекта для всей отечественной промышленности вряд ли произойдут сами собой. Опыт Норвегии и Канады, совершивших за последние десятилетия рывок в технологическом развитии нефтегазовой отрасли, показывает необходимость проведения последовательной научно-технической политики.

В целом, реализация новых проектов в северных широтах требует использования новых принципов поисков, разведки, добычи, эксплуатации и транспортировки энергоресурсов.

Ключевым направлением при оценке целесообразности освоения нефтегазовых проектов в Арктике является обеспечение долгосрочных социально-эколого-экономических интересов России и ее восточных и арктических регионов, а конкретными рамками – развитие широкомасштабных форм локализации эффектов от реализации нефтегазовых проектов с участием не только крупных предприятий, но и компаний самого разного уровня и самой разной географии.

Освоение Арктики, в том числе арктических углеводородных ресурсов, должно рассматриваться в первую очередь как объективная возможность выхода российской экономики на новый научно-технический уровень. Применение любых инноваций в ресурсных отраслях нацелено на повышение эффективности освоения недр и расширение спектра месторождений, вовлекаемых в хозяйственный оборот. Конечная цель – эффективное снижение издержек.

Освоение Арктического шельфа Российской Федерации, с которым связаны перспективы нефтегазоносности новых районов страны, возможно только на основе массированного применения инноваций, призванных преодолеть негативное влияние природного фактора, и должно проходить на базе технологий, существенно снижающих зависимость между издержками освоения морских месторождений, глубиной залегания месторождений углеводородов и другими условиями, осложняющими развитие добычи углеводородов в Арктическом регионе.

Изучение и освоение Арктики немыслимо без международного сотрудничества. Следует наращивать образовательную и научно-исследовательскую политику в трансграничном пространстве, поддерживать проведение совместных исследований, опубликовывать научные труды в ведущих российских и зарубежных изданиях, организовывать совместные конференции, семинары, проводить обмен студентами, магистрантами, аспирантами и докторантами, расширять опыт применения и перспективы развития методов и технологий использования спутниковых данных для решения научных и прикладных задач в интересах развития арктических территорий.

С учетом нынешнего технологического уровня отечественной промышленности и скорости реализации проектов по созданию собственных разработок и производств локализация эффектов от освоения нефтегазовых проектов в Арктике и получение комплексного эффекта для всей отечественной промышленности вряд ли возможны сами собой, под влиянием «невидимых» рыночных сил. Для совершения рывка в технологическом развитии нефтегазовой отрасли в Арктической зоне России необходимы: реализация последовательной научно-технической политики; целенаправленное усиление роли государства как регулятора технологического развития и заказчика разработки новых технологических решений и инновационной наукоемкой продукции; прагматичный протекционизм в отношении местных промышленных, сервисных и инновационных компаний; разумная лицензионная политика; эффективное антимонопольное регулирование и контроль со стороны государства за проектно-технологической сферой деятельности компаний, реализующих новые проекты в рамках процедур совместного участия.

В целом реализация новых проектов в северных широтах требует использования новых принципов разведки, добычи, эксплуатации и транспортировки энергоресурсов [5].

При этом должны быть воплощены в жизнь принципы и идеи устойчивого развития, что позволит не нарушать уникальное биоразнообразие северных территорий, способствовать сохранению историко-культурного наследия и традиционного недропользования для коренных малочисленных народов Севера, а также обеспечить оптимизацию использования природных ресурсов при рациональном размещении объектов хозяйственной деятельности.

Основными направлениями отечественной фундаментальной и прикладной науки должны стать сферы арктического судостроения, проектирования экологически безопасных и эффективных моделей морской техники для арктических широт, актуализация массивов информации о природных условиях экосистем Арктики.

Освоение ресурсов Арктической зоны Российской Федерации должно привести к созданию новых отраслей экономики России. Это в значительной степени будет зависеть от законодательного обеспечения благоприятного инвестиционного климата, совершенствования технологий, роста экономически целесообразных для добычи запасов. Применение любых инноваций в Арктической зоне Российской Федерации нацелено на повышение эффективности освоения недр и расширение спектра месторождений, вовлекаемых в хозяйственный оборот.

Таким образом, экономическое развитие Арктики должно опираться на опережающее развитие инфраструктуры и быть, несомненно, комплексным. При решении вопросов добычи нефти и газа в Арктике на первом месте должны стоят критерии государственной целесообразности и экологической безопасности. Наращивание добычи ресурсов и освоение запасов российской Арктики является не самоцелью, а эффективным инструментом стимулирования экономики страны.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Богоявленский В. И., Лаверов Н. П. Стратегия освоения морских месторождений нефти и газа Арктики. // Морской сборник, М: ВМФ, 2012, №6.
  2. Богоявленский В. И. Арктика и Мировой океан: современное состояние, перспективы и проблемы освоения ресурсов углеводородов. Монография. М.: ВЭО, 2014.
  3. Гулиев И. С., Керимов В. Ю. Сверхглубокие углеводородные системы и технологии их прогноза, Теоретические основы и технологии поисков и разведки нефти и газа. 2012. №1.
  4. И. С. Джафаров, В. Ю. Керимов, Г. Я. Шилов. Шельф, его изучение и значение для поисков и разведки скоплений нефти и газа, Из-во Недра СПб., 2005.
  5. Керимов В. Ю., Мустаев Р. Н., Серикова У. С. Проектирование поисково-разведочных работ на нефть и газ Учебное пособие / Москва, 2015.

Скачать статью в формате pdf →

119991, Москва, 
пр. Ленинский, д. 65, корп. 1
☎ +7 (499) 507-88-88
com@gubkin.ru
www.gubkin.ru


Читайте также: